Пишет Гость:
31.08.2016 в 20:08


Аноны, а можно слоупоку, не игравшему в Чужака еще, в двух словах, что там случилось с Фелассаном?

URL комментария

Пишет Гость:
31.08.2016 в 20:36


In the darkness that night, the elf who had called himself Felassan made a fire in the deepest woods. He set wards around his camp, carefully marking a circle with energies that would awaken him if anything approached … because wandering bandits were clearly his biggest concern at the moment. The thought made him laugh, and he dismissed the ward with a negligent wave of his hand. It always made the air smell funny, anyway.
He had caught a rabbit earlier in the day. He roasted it over the fire, taking his time and savoring the smoky meat. When he finished, he washed the juices from his face and hands with a bit of snow, then called the magic to himself to warm the chill away.
He looked at the fire, crackling and hissing from the wet wood. Smoke curled up through the trees until it was lost in a brilliant field of stars that dazzled the night sky like distant diamonds.
The thought of staying awake struck him. He had herbs that would keep him from dreaming most of the time, and wards that would do a good job of blocking him from the Fade when the herbs failed. He could have a lovely time, he thought, running and hiding and looking over one shoulder for the rest of his life.
But Ser Michel had held to his word, and Felassan could not stomach letting some headstrong boy show him up.
It was pointless to put it off any longer.
He reached into his robe and drew forth a packet of herbs. He sat cross-legged, calmed his breathing until he found his true self inside the shell of his flesh, and sprinkled the herbs over the fire.
The fire flared, going green for a few heartbeats, and the smell of the smoke changed to something sharp and old.
Felassan shut his eyes and dreamed.
He still sat in the forest before the campfire, but everything around him glowed faintly with the aura of the Fade, and the smell of the herbs was rich and fresh, as though he walked through a meadow in summer.
Behind him, dead leaves crackled as someone approached.
“I don’t have the passphrase,” Felassan said, not turning around. “Briala did not tell me.”
It was a lie, of sorts. She would have told him, had he not stopped her. And the figure behind him heard the lie and knew it as well.
“Yes, I know. She deserves a chance,” Felassan said. “And what’s the harm, really? Why not let the girl try?”
Behind him, there was only silence. There would be no debate, no logical argument or impassioned plea. Felassan had known that when he sat down before the campfire.
Felassan sighed. “I’m sorry. I will not take the eluvians from her.”
Dead leaves crackled again as the figure came closer behind him.
Felassan closed his eyes, straightened, and inhaled the rich scent one last time. “They’re stronger than you think, you know.” He smiled. “You know, I suspect you’ll hate this, but she reminds me of—”
He never heard the blow that killed him.
His last thought was for an elven girl, alone, with no magic, no family, no power, searching for her people.

Во мраке ночи эльф, называвший себя Фелассаном, развёл костёр глубоко в лесной глуши. Вокруг стоянки он повесил охранное заклинание, тщательно сформировав круг силы, который разбудит его в случае приближения чего-либо... Хотя сейчас для него самой большой проблемой были бы только бродячие разбойники. Эта мысль позабавила его, и он снял охранный круг небрежным взмахом руки. Тем более, что эти чары всегда оставляли после себя малоприятный запашок.
Днём ранее он поймал кролика. Он зажарил его над огнём и, не торопясь, съел, смакуя пахнущее дымом мясо. После ужина он стёр жир с рук и лица снегом, потом, прибегнув к магии, прогнал холод прочь.
Эльф смотрел на потрескивающее и шипящее от сырой древесины пламя. Дым поднимался завитками ввысь и терялся среди деревьев, растворяясь в мерцающем ореоле далёких звезд, рассыпавшихся по ночному небу подобно алмазному песку.
Ему пришло на ум не спать в эту ночь. У него имелся запас трав, спасающих от дремоты на какое-то время, и охранное заклятие, которое наглухо закроет его от Тени, когда действие трав закончится. Да и вообще он мог бы прекрасно провести время, бегая, скрываясь и оглядываясь через плечо весь остаток жизни.
Но сэр Мишель держал своё слово, и Фелассан просто не мог позволить какому-то упрямому мальчишке выдать его.
Бессмысленно откладывать это.
Фелассан сунул руку в полы своей мантии и извлёк оттуда свёрток с травами. Он сел, скрестив ноги, успокоил дыхание, отыскал свою истинную сущность внутри узилища плоти, потом высыпал щепотку трав в огонь.
Пламя взвилось вверх и позеленело, запах от костра сменился чем-то еще — резким и древним.
Фелассан закрыл глаза и погрузился в сон.
Он по-прежнему сидел в лесу у костра, но мир вокруг него подёрнулся мягкой светящейся рябью Тени, а запах трав наполнился свежестью и многообразием, словно эльф бродил по цветущему летнему лугу.
Позади него зашуршали сухие листья, возвещая о чьём-то приближении.
— Мне не известны слова, — не оборачиваясь, сказал Фелассан. — Бриала не сказала мне.
В какой-то степени это была ложь. Она бы сказала, если бы он не остановил её. И некто за его спиной услышал это в голосе эльфа.
— Да, я знаю. Она заслуживает шанса, — продолжил Фелассан. — Никому не будет от этого вреда, верно? Почему бы не позволить девочке попытаться?
Ни звука не донеслось в ответ. Не будет никакого обсуждения, и не помогут здесь логические доводы или страстные мольбы. Садясь перед костром, Фелассан знал это.
Фелассан вздохнул.
— Мне жаль. Я не стану отнимать у неё элувианы.
Сухие листья вновь зашуршали. Некто за его спиной придвинулся ещё ближе.
Фелассан выпрямился и, прикрыв глаза, в последний раз вдохнул напоённый травами воздух.
— Они сильнее, чем ты думаешь, и тебе это известно, — улыбнулся он. — Знаешь, тебе это не понравится,
но она напоминает мне о...
Он не почувствовал смертельного удара.
Последняя мысль его была об одинокой эльфийке, лишённой магии, семьи, власти, но всё равно идущей вперёд в поисках своего народа.

URL комментария

@темы: да-книги, Слово Создателя (канон)